ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ДИСКУРС (англ. institutional discourse, фр. discour institutionnel, нем. institutioneller Diskurs) – общение в рамках сложившихся в обществе институтов как взаимодействие, порождаемое самой деятельностью того или иного социального института [Dijk, van, 2008]. В отдельных лингвистических трудах «институциональный дискурс» понимается как «дискурс, осуществляемый в общественных институтах, общение в которых является составной частью их организации» [Шейгал, 2000, с. 43]. Кроме того, отмечается, что это «специализированная клишированная разновидность общения между людьми, которые могут не знать друг друга лично, но должны общаться в соответствии с нормами данного социума» [Карасик, 2002, c. 292].

Институциональный дискурс, который противопоставляется повседневному, неформальному общению, и в котором коммуниканты действуют, исполняя определенные роли, – это многогранный феномен, его исследование может осуществляться в рамках различных научных направлений.

В лингвистических исследованиях можно условно разграничить два подхода к анализу институционального дискурса: дескриптивный и критический.

Дескриптивный подход охватывает следующие аспекты: 1) изучение речевого поведения в рамках определенного социального института: лингвистических средств, риторических приемов и языковых стратегий; 2) анализ содержательной стороны институционального общения. В отечественной лингвистике русле данного подхода рассматриваются такие виды институционального дискурса, как политический (Шейгал Е.И., Громыко С.А.), религиозный (Карасик В.И., Олянич А.В.), педагогический (Карасик В.И.), медицинский (Бейлинсон Л.С., Алексеева Л.М., Мишланова С.Л., Жура В.В.), дидактический (Олешков М.Ю.), научный (Болдырева А.А., Маслова Л.Н.), дипломатический (Волкова Т.А.), маркетинговый (Гусейнова И.А.) и др.

Критический подход нацелен на критическое изучение социального неравенства, выраженного в языке и дискурсе [Wodak, Chilton, 2005]. В работах представителей данного направления рассматривается проблема использования языка как средства власти и социального контроля (Р. Водак, Т.А. ван Дейк, Т. ван Леувен и др.). Обобщая результаты анализа различных типов институционального дискурса, Р. Водак отмечает, что «институты – статусно-ориентированные образования: <…> принадлежность к определенному социальному слою, пол, возраст, образование и т. д. обусловливают друг друга и своеобразно переплетаются, играя важнейшую роль в институциональном восприятии и отношении» [Водак, 1997, c. 23−24]. Критический подход не получил на данный момент должного развития в отечественной лингвистике.

Понимание социального института как исторически сложившейся формы организации и регулирования общественной жизни, обеспечивающей выполнение жизненно важных для общества функций, позволяет очертить основные параметры институционального дискурса: набор типичных для определенной сферы ситуаций общения и связанных с ней коммуникативных событий, имеющих регламентированную структуру и протекающих в определенных место-временных координатах, заданная тематика общения, типичные модели речевого и шире коммуникативного поведения при исполнении коммуникантами определенных ситуативных ролей.

Рекомендуемая литература

 

Водак Р. Язык. Дискурс. Политика. / Пер. с англ. и нем. – Волгоград: Перемена, 1997. – 139 с.

Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – Волгоград: Перемена, 2002. – 477 с.

Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. – М., Волгоград: Перемена, 2000. – 368 с.

Dijk T.A., van. Discourse and Power. – New York: Palgrave Macmillan, 2008. – 308 p.

A New Agenda in (Critical) Discourse Analysis: Theory, Methodology and Interdisciplinary. Wodak, R. and Chilton, P (eds). – Amsterdam: John Benjamins, 2005. – 321 p.

М. Томская